Медицинский гомеопатический центр ТЕРАПЕВТИКУМ

Медицинский гомеопатический центр ТЕРАПЕВТИКУМ

Антропософская медицина

Отто Вольф (сокращенный вариант)

Антропософская медицина и ее лечебные средства

В этой книге доктор медицины Отто Вольф на основе своей многолетней практики кратко и ясно излагает основные принципы антропософской медицины, описывает применяемые ею лекарственные средства, сопоставляет методы антропософской медицины с другими традиционными и нетрадиционными подходами к лечению человека.

 

Содержание
Предисловие
О положении в медицине
Болезнь и излечение
О сущности излечения
О поиске лекарственных средств
1. Народная медицина, природное врачевание
2. Химиотерапия
3. Гомеопатия
4. Лекарственные средства антропософской медицины
Новые пути приготовления лекарственных средств
Омела и рак
Типичные лекарственные средства
О положении в терапии
Как происходит лечение в антропософской медицине ?
Литература и примечания

 

Предисловие.

За последние столетия искусство врачевания все больше подвергалось влиянию и подпадало под власть естественных наук. Взор врача постепенно переходил от человека и формирующего его окружения к узкой трубке микроскопа. То, что первоначально рассматривалось как эвкразия, либо дискразия жидких сред организма, было сведено к реакции веществ в пробирке. Образ человека потерялся. Больной не рассматривается больше как духовно-душевное существо, о нем судят на основании данных физики и химии и обращаются с ним как с объектом, подлежащим исправлению. Нужно согласиться, что в этом достигли совершенства, достойного восхищения. Но хотя медицинский аппарат все больше механизируется, электронизируется и усложняется, люди становятся все более нездоровыми.

 И работающие в области этой медицины врачи, приобретшие ясный взгляд и способность свободного суждения, еще не вполне погрузившиеся своим мышлением в механику этой поистине чисто естественнонаучной медицины, констатируют и высказывают мысль, что медицина сама больна. Часто это молодые люди, обучающиеся или уже прошедшие стадию очарования, которое исходит от современной медицины, ищущие выхода из односторонней окаменелости медицины. . Наука, которая дает такой образ человека, уже с начала нашего века содержится в антропософии Рудольфа Штайнера.

 В этой работе в краткой и ясной форме представлено искусство врачевания, вышедшее из антропософии. Представленная здесь информация показывает, что антропософская медицина не противоречит подлинной науке, а является расширением изучаемой и практикуемой сегодня медицины.

 

Доктор медицины ФРИДРИХ ЛОРЕНЦ

 Медицинская секция Свободной высшей школы духовной науки Гетеанум, Дорнах (Швейцария)

 

к Содержанию

 

О положении в медицине

Если сегодня пациент приходит к врачу, он ждет быстрого облегчения своих недомоганий. Он убежден, что почти против всех страданий "можно что-то сделать". Так, большинство пациентов ждут, например, сердечных капель, болеутоляющих таблеток, затем лекарства "для нервов", то есть для успокоения. Современный пациент привык, что "нарушение" лечится. Он ждет от врача, что тот устранит его, словно поломку у автомобиля.

В самом деле, медицина располагает сегодня медикаментами, которые столь высокоэффективны, что даже современники, верящие в прогресс, не могли мечтать о таком несколько десятилетий тому назад. Сегодня удастся с почти стопроцентной надежностью за короткое время с помощью медикаментов уменьшить воспаление, подавить возбуждение, обуздать инфекцию, утихомирить боль или побороть угрожающее смертью осложнение. Даже человек, потерявший обе почки, может продолжать жить, потому что есть искусственная почка; могут быть трансплантированы сердце, печень, легкое, почка; больные диабетом могут вести с помощью инсулина почти нормальную жизнь. Медикаменты продолжают развиваться, становятся все эффективнее, оказывают все более быстрое и длительное воздействие. И поэтому неудивительно, что не только в кругах дилетантов возникает впечатление, что подобно тому, как некоторые болезни уже "искоренили", а другими неутомимо овладевают сегодня, будут решены проблемы болезней нашего времени.

Несомненно, нынешняя медицина достигла триумфальных успехов в борьбе с болезнями. Но нужно ясно видеть, на чем основываются эти успехи. Сконструировать искусственную почку было технической проблемой. Создание таких высокоэффективных медикаментов является результатом химических исследований, новые приборы мы имеем благодаря физикам, и так далее. Успехи медицины следует в первую очередь отнести не на счет самого врачебного искусства, они являются результатом развития техники, химии, физики, то есть естественных наук. Само собой разумеется, что результатами этих исследований воспользовались. Однако медицина все более подчинялась этим дисциплинам и тем самым утратила свою сущность. Поэтому занялись поиском успешных решений на пути устранения "нарушений", едва ли задаваясь при этом вопросом о более глубокой причине болезни и ее лечении. Именно "успех" такого рода становится мерилом эффективности; вопрос о том, является ли достигнутое улучшение смыслом излечения, или же препятствует ему, оставляют без внимания. При таком развитии пострадавшим, несмотря на - или вследствии - успехов медицины, оказывается пациент, то есть человек, поскольку единство его существа больше не рассматривается, что, впрочем, и невозможно для чисто естественнонаучного способа рассмотрения.

Нынешняя медицина совершенно односторонне ориентирована на естественные науки. Непосредственные врачебные способности, такие, как "клинический взгляд", интуиция, контактность и тому подобное, способность охватить индивидуальность пациента, его судьбу, конституцию и прочее сегодня ценятся намного ниже, чем диагноз, ставящийся с применением большого количества аппаратуры. Само собой разумеется, что ни один врач не станет сопротивляться применению усовершенствованной нынешней диагностики. Но нужно ясно видеть, что все это должно быть только вспомогательным средством, поддерживающим непосредственную способность врачевать, но не заменять ее. В этом отношении сегодня в медицине существует очень односторонний сдвиг, врач и пациент больше доверяют лаборатории и аппарату, "твердым фактам", чем врачебному опыту и интуиции. Поэтому сегодня существует мнение, что приниматься во внимание, исследоваться и оцениваться должна только естественнонаучная сторона медицины. В основе этого господствующего сегодня образа мышления лежит сокращенное до односторонности мировоззрение, не могущее соответствовать всей полноте реальности человека, когда физическая основа переоценивается и исследуется, а духовная сторона человека вместе с его судьбой отделяется или не учитывается.

Правда, психоаналитическое направление исследований интенсивно стремится показать значение душевной жизни для развития болезни, но перед лицом господствующих естественнонаучных способов рассмотрения приходят, самое большее, к параллелизму, например, психотерапия наряду с терапией, что является проявлением специализации. Для подлинного понимания этих взаимосвязей не хватает различения души и духа, откуда и возникает отличие человека от животного. Пренебрежение этим естественным отличием приводит, помимо прочего, к вредному перенесению результатов экспериментов с животными на человека.

Очевидно, такое развитие привело к тому, что люди не находят больше внутренней связи с болезнью, не видят в ней больше смысла и рассматривают болезнь только как техническую проблему. Само собой разумеется, что и в современной медицине болезнь рассматривается как "нарушение обмена веществ", как "нарушение регуляции", как "нарушение кровообращения" и тому подобное. Вопрос же, кто, собственно, ошибается, кто неправильно регулирует и т. д., при этом не задается. Тем самым болезнь рассматривается как функциональное нарушение, как дефект, возникший без участия пациента, который без его же участия должен быть устранен врачом.

Таким образом, в развитии медицины все очевиднее становится несоответствие: с одной стороны, удавалось значительно увеличивать продолжительность жизни человека - до сих пор; но не нужно глубокой проницательности, чтобы понять, что эту тенденцию нельзя продолжать как угодно долго. - С другой стороны, возможное увеличение продолжительности жизни ни в коем случае не связано с улучшением состояния здоровья. Бесспорно, что человек становится все более больным. Об этом говорят не только наблюдаемое в течение ряда лет возрастающее ослабление конституции, например, у первоклассников, повсеместно замечаемый рост числа заболеваний опорных тканей, ослабление соединительных тканей с соответствующими последствиями, особенно повреждения позвоночника, но и возрастающее число заболеваний почти всеми хроническими и дегенеративными болезнями, аллергиями, появление новых болезней, а также рост применения медикаментов и так далее. Это заставляет поставить под сомнение основную цель избранного пути. Часто медикаменты используются не с точки зрения исцеления, а из соображении успеха, целью которого является лишь хороший эффект. При этом не ставится вопрос о целесообразности и вместе с тем о смысле симптома болезни.

к Содержанию

 

Болезнь и излечение

Болезнь затрагивает всего человека. Физическое воздействие может причинять человеку боль, то есть душевное переживание. В свою очередь душевный шок, испуг может вызвать и физические реакции, даже привести к смерти. Эти острые последствия, которые легко наблюдаемы, могут иметь место и при менее значительных, но более продолжительных воздействиях. Конечно, сегодня известны воздействия духовного рода, приводящие к физическим заболеваниям, и наоборот, но этих знаний недостаточно, чтобы охватить проблему болезни и ее значение для человека. Базисом медицины сегодня является естествознание. Но болезнь не является естественнонаучной проблемой. Поэтому понятно, что эти основные вопросы сегодня еще не выяснены. "Хотя основой сегодняшней медицины являются картины болезни, эта медицина не в состоянии дать удовлетворительное и универсальное определение того, что такое, собственно говоря, болезнь, и что она должна значить как таковая".

Понимание болезни и вопрос о смысле симптома болезни ни в коем случае не являются теоретическими размышлениями, они имеют для лечения важное практическое значение: если видят, например, что болезнь вызвана тем, что человек поражен бактериями, то пытаются, что в свою очередь, вполне понятно, эти бактерии убить, уберечь от них человека и тому подобное. Если причину болезни видят в нехватке какой-либо субстанции, то кажется само собой разумеющимся, что ее вводят. То же относится к слабости. Ее стимулируют, поддерживают, чем-то заменяют и так далее. Все вышеназванные примеры играют в развитии медицины действительно существенную роль. Решающим является то, что признаваемое необходимым лечение следует из восприятия болезни.

Согласно всеобъемлющему учению о человеке, которое лежит в основе антропософской медицины, есть две большие группы болезней, относящиеся друг к другу полярно, то есть они так противостоят друг другу, что взаимно уравновешиваются. Это воспалительные - имеются в виду сопровождающиеся высокой температурой - болезни, которым противостоят склеротические, то есть основанные на уплотнении болезни, к которым относятся также рак и сахарный диабет. То, что эти группы полярны друг другу, означает также, что они могут взаимно уничтожаться и находятся в постоянном переменном взаимодействии, как это имеет место у коромысла: понижение одной стороны может быть вызвано как излишним весом в этой части, так и отсутствием противовеса с другой стороны. Так и болезнь или симптом могут быть действительно поняты лишь тогда, когда соответствующее нарушение рассматривается с точки зрения противовеса.- Впрочем, сегодня человек привык мыслить линейно, то есть, что одно развивается из другого и отдельные ветви не имеют затем контакта друг с другом, что приводит к односторонней, то есть неправильно понятой специализации.

Противоположный способ рассмотрения, представленный, прежде всего, Гете, говорит о том, что из первоосновы возникла пара противоположностей, которую следует понимать как целое, когда одно без другого невозможно и не может быть понято. Это легче всего показать на примере электричества и магнетизма: наличие северного полюса обуславливает южный полюс, и без плюса не существует минуса. Оба возникли из одного единства. Это относится к описанным противоположным тенденциям болезни - воспалению и склерозу. Поясним это на примере:

Тот факт, что воспаление и образование рака имеют нечто общее друг с другом, соотносятся друг с другом как чаши весов, в прошлом освещался с очень многих сторон и почти всегда с тем выводом, что существует определенный антагонизм, то есть, что они являются противниками в определенной мере даже взаимоисключают друг друга. Так, оказалось, что склонность к воспалениям при раковых заболеваниях есть нечто редкое, что больные раком обладают иммунитетом к инфекционным болезням, и прежде всего, что немногие случаи спонтанного излечения от рака большей частью наступали вследствие болезни, сопровождавшейся высокой температурой.

Если взаимовлияние воспаления и рака известно уже давно, но все же не привело к практическим последствиям, то причина этого в том, что отсутствует понятие полярности для полного понимания этого отношения. С другой стороны, недостаточно оценивается значение температуры как интегрирующего фактора при воспалении и ее целительное, то есть растворяющее и обновляющее воздействие. Согласно исследованиям французского лауреата нобелевской премии Львоффа защита от вирусов гораздо больше зависит от температуры организма, чем от гуморальных или клеточных реакций. Соответствующими исследованиями удалось показать, что, например, совсем нецелесообразно понижать температуру при вирусной инфекции жаропонижающими средствами. Это способствует увеличению количества вирусов, поражений и большей смертности. Благодаря этим исследованиям экспериментально подтверждено то, что теоретически следовало из понимания описанной противоположности.

Следствием проникновения в сущность контрастного характера этих двух групп заболеваний - воспаления и уплотнения пли образования рака - является то, что они в известной степени могут устранять друг друга, то есть одна болезнь может излечить другую тенденцию заболевания - может быть, это шокирующий факт, тем более, что люди стремятся по возможности устранить все болезни. И все же эти взаимосвязи не совсем неизвестны; так, например, греческий мудрец Парменид сказал уже в 500 г. до Р. X.: "Дай мне средство, вызывающее температуру, и я излечу любую болезнь". Правда, сегодня мы можем вызвать температуру, но все-таки не можем излечить любую болезнь. В основе этого изречения лежит знание о целебной силе температуры, которое в новое время открыто вновь лишь отчасти, но еще не осознано в полном его значении. Таким образом, приведенный выше факт следует понимать так, что немногие случаи исцеления от рака, а именно, без врачебного вмешательства, основаны большей частью на другой дополнительной болезни, чаще всего роже. Она уничтожила застывающую, холодную тенденцию раковой болезни. Поэтому врачи снова и снова предпринимали попытки использовать температуру для лечения рака. Впрочем, технически это не совсем просто и прежде всего едва ли возможно на поздних стадиях. По это никак не отменяет того, что здесь содержатся основные терапевтические возможности.

Следующее следствие глубокого понимания полярных процессов болезни имеет далеко идущее значение: устраняя легкое, но сопровождающееся высокой температурой заболевание, можно снять препятствие на пути более тяжелой, но "холодной" болезни.

Так как сегодня можно сделать очень многое и мы располагаем высокоэффективными средствами понижения температуры, все эти возможности используют, но не учитывают тот крайний случай, что в зависимости от обстоятельств острая безобидная болезнь, сопровождающаяся температурой, может являться попыткой организма предотвратить в будущем более тяжелое хроническое либо смертельное заболевание, такое, как рак. Так, уже давно показано, что больной раком в своей предыстории перенес только треть болезней, сопровождающихся температурой, особенно детских, по сравнению с другими больными". С учетом этих воззрений практикуемое ныне повсеместно традиционное подавление температуры приобретает новое значение, если учесть более поздние последствия в смысле смещения тенденций заболевания. Во многих случаях решение проблемы "необъяснимого" увеличения определенных болезней можно было найти путем изучения других, противоположных заболеваний.

Из упомянутого полярного способа рассмотрения хода болезни могут следовать плодотворные выводы для патологии и терапии, скажем, представление, что здоровье состоит не в отсутствии воспалительных и склеротических тенденций в организме, а в равновесии двух этих полярных сил.

Далее, из этого основополагающего взгляда на здоровье и болезнь следует, что обе описанные тенденции болезни, воспаление и склероз, присущи человеку, и без этих тенденций он не может быть здоровым. Затвердение столь же необходимо, как и размягчение. Если бы в организме не было процессов затвердения, у человека не было бы костей и зубов. С другой стороны, если бы не было растворения, связанного с воспалением, тогда человек не смог бы расти и регенерироваться, так что "старые" субстанции не могли бы удаляться, он был бы постоянно болен из-за сплошных "шлаков". Получат ли эти тенденции болезненное значение, зависит от времени и места, то есть когда и где они появляются.

Отсюда следует, что способность заболеть относится к сущности человека и может ему помочь. Тем самым болезнь приобретает смысл, в котором ей сегодня в основном отказывают. Болезнь есть крайнее выражение необходимой человеку тенденции заболевания. Она является, таким образом, результатом слишком односторонней и продолжительной тенденции. Это развитие обусловлено жизненными обстоятельствами человека. Но так как душой овладевает или должен овладевать дух, болезнь является, в конечном счете, духовной и тем самым явно человеческой проблемой. При этом болезнь не следует воспринимать как своего рода наказание, но как предупреждение, как коррекцию, чтобы что-то изменить. Легко понять, что боль является защитой и тем самым принципиально исполнена смысла. Без боли, например, вообще не замечали бы ожогов.

Само собой разумеется, есть внешние воздействия, которые могут вызвать болезнь, такие, как яды, несчастные случаи, стресс и тому подобное. Но столь же существенны и реакции организма на это. Одно и то же повреждение может вызвать у впечатлительной или ослабленной натуры худшие последствия, чем у здорового, то есть находящегося в равновесии человека. Тем самым болезнь является не только данностью, во власти которой мы находимся, но и призывом к коррекции, а именно, сделать что-нибудь против нее. Это происходит во имя конечной цели болезни, излечения. Во всяком случае, она является напряжением для организма, почему при ней требуется, например, покой.

к Содержанию

 

О сущности излечения

Простейший процесс исцеления, вероятно, переживал уже каждый человек. Предположим, что кожа при ранении, при порезе разошлась, тогда края раны соединяют и ждут несколько дней. За это время между краями раны образуется склеивающий слой, который в конце концов прочно соединяет обе части. Через некоторое время рана снова зарастает, то есть излечивается с маленьким шрамом, порез устранен, единство восстановлено. - Даже при переломе происходит в принципе то же самое: кость сломана, она раскололась на части. Болезнь состоит, таким образом, в разделении, лечение - в восстановлении порядка, в новом соединении разделенного, которое прочнее, чем до этого, что очень важно.

Это лечение происходит "само по себе", то есть без внешнего воздействия, так как зашивание раны или гипс создают лишь условия для излечения, а не само исцеление. Не было бы ничего более безрассудного, чем думать, этот в высшей степени сложный и полный смысла процесс неуправляем и происходит сам по себе; более того, в организме должен присутствовать невидимый принцип высшего порядка, которому подчинены эти исполненные смысла процессы. Несомненно, это связано с силами роста, но превышает их, потому что кожа и кости снова должны срастись - но один лишь рост еще не лечение. Как говорит Парацельс, здесь действует "внутренний врач". Правда, сегодня еще говорят о "силах самоисцеления", не воспринимая этого понятия полностью.

Откуда отдельные клетки знают, когда должен прекратиться рост? Каждую клетку организма следует понимать не изолированно, но всегда как выражение и инструмент всего организма. В конце концов, при исцелении речь идет о пронизывающем весь наш организм жизненном принципе, который, например, в процессе роста создает организм из первоначально неупорядоченной или недифференцированной группы клеток. Процесс исцеления является частью сил жизни и роста, пронизывающих каждое живое существо. Этот сверхчувственный организационный принцип в антропософской медицине называется эфирным или жизненным телом. Сама жизнь имеет сверхчувственную природу. Мы видим ее проявления, но не суть. Для непосредственного восприятия этих жизненных процессов мы имеем столь же мало физических органов чувств, как и для восприятия остающихся в сфере подчувственного сил электричества и магнетизма.

В прежние времена различие между врачующей функцией организма и деятельностью врача воспринимали очень четко и говорили "Меdicus сurat, natura sanat" - врач лечит то есть помогает, создает условия для исцеления, а природа исцеляет. (Это различие, столь ясное в латинском языке, на многих современных языках вообще нельзя выразить).

Но как можно повлиять на эти процессы исцеления? Это пытались делать и делали люди еще с древних времен - всегда в зависимости от своих жизненных воззрении.

Какие вообще есть возможности выяснить способно ли и при каких условиях растение или субстанция оказывать исцеляющее воздействие?

к Содержанию

 

О поиске лекарственных средств

Как исторически, так и в зависимости от цели и сферы применения можно различить четыре различных подхода к поиску лекарственных средств;

 

1. Народная медицина, природное врачевание

В древние времена у всех народов можно найти целенаправленное применение лекарственных растений при определенных болезненных состояниях.

Откуда люди знали об этих связях и взаимоотношениях между растением и болезнью? Сегодня считают, что они для этого просто пользовались методом проб. Если бы это было так, не было бы сегодня много легче находить такие связи, ведь мы располагаем более точными диагнозами и возможностями наблюдения? Но именно современные испытания лекарственных средств показывают, как трудно в действительности познать такие связи. Однако нет сомнения, что эти целебные свойства присущи растениям. И сегодня еще многие медикаменты, например, для сердечных заболеваний, добываются из растений, которые издавна применялись для этого, такие, как наперстянка, боярышник, ландыш майский и тому подобное. Сегодня, впрочем, выделяют так называемые биологически активные вещества, обогащают их и стандартизируют. - Человеку в прежние времена были известны также все растения, оказывающие стимулирующее действие, то есть содержащие кофеин. Кофеин был обнаружен примерно в 70 растениях, но путем химического анализа не смогли найти ни одного растения, содержащего кофеин в количестве, достаточном для оказания стимулирующего воздействия, которое бы не было известно до этого в народе! Уже сотни лет тому назад были известны практически все наркотические растения. Совершенно бессмысленно предполагать, что все это должно быть найдено методом "проб". И если все-таки сегодня все еще упорно настаивают на этом, то потому, что при существующей привычке мыслить нельзя представить себе ничего другого.

В старые времена знахарки, конечно, не обладали еще способностью к целенаправленным наблюдениям и их точной оценке. Более того, у них было другое состояние сознания. Эти люди при виде лекарственных растений ощущали то же, что при соответствующих болезненных состояниях. Они непосредственно воспринимали духовную сущность растения и тем самым его воздействие. Подобным же образом и звери в основном не едят ядовитых растений, но при заболеваниях они часто сами находят свои лекарственные растения. Животные на темной, инстинктивной ступени воспринимают суть соответствующих растений как отталкивающую либо притягательную, так что они либо ищут, либо избегают его. Некоторые люди в прежние времена обладали подобной способностью. С появлением более строгого сознания нового времени эта инстинктивная способность, которой отдельные люди обладали еще долгое время, исчезала. Это связано с развитием свободы. Импульс, лежащий в основе ощущения сущности жизни и растения и их связи с человеком, продолжает жить в различных направлениях природной медицины и биологической медицины.

Так, например, в прежнее время стремились выделить в лекарственном растении действенную суть, приготавливали "эссенцию". Это приготовление называлось так потому, что оно должно было содержать "бытие", сущность растения. Сегодня под эссенцией понимают лишь абстрактно спиртовую вытяжку. Само собой разумеется, что использовали яды и точно знали, что только доза определяет ядовитость, то есть решающим является предлагаемое количество. Было известно, что именно ядовитые растения очень часто являются лекарственными, и что искусство врача состоит в целенаправленном применении этих "ядов".

к Содержанию

 

2. Химиотерапия

С развитием химии вначале пытались проанализировать "вещественное содержание" растений, потом создать синтетическое подобие активных веществ и преобразовать их. Позднее исследовали воздействие веществ, не содержащихся в природе и изготовленных химико-синтетическим способом. Так как невозможно - еще и сегодня- сразу определить все свойства из химической формулы вещества, они проверяются на опытах с животными. Если удавалось понизить с помощью какого-либо вещества температуру или кровяное давление, уменьшить боли и тому подобное, тогда это вещество преобразовывали до тех пор, пока оно не становилось относительно усвояемым, и тогда использовали его для человека. Но так как между людьми и животными существуют значительные различия, то перенос результатов опытов с животными на человека всегда очень проблематичен и возможен лишь отчасти.

Причина в сущности вещей, это не вопрос точности исследования, испытания или порядка проведения экспериментов. Примером этого может служить известная Соntergan-катастрофа. Это вещество, Тhalidomid, было очень хорошо испытано в мире животных, прежде чем оно нашло применение на человеке. Несмотря на это, у человека возникли аномалии, которых не было в большинстве опытов с животными. Их можно было констатировать лишь задним числом. При опытах с животными можно устанавливать только симптоматические воздействия. Сделать при этом вывод о лечении нельзя. Найденные таким образом субстанции подчас с выдающимся и интенсивным действием именно поэтому мешают видеть причины болезни и закрывают путь казуальной терапии.

к Содержанию

 

3. Гомеопатия

В 1790 году врач Самуил Ганеман (1755--1843) создал способ поиска лекарственных средств, ставший позже известным как гомеопатия. Его принцип "similia similibus curentur" - подобное должно излечиваться подобным - исходит из того, что определенные субстанции, например, вытяжки из растений, вызывают в человеческом организме определенные явления, похожие на некоторые картины болезней, так называемый образ испытания лекарственных средств. Если имеется такая болезнь, можно в минимальных дозах, очень "разбавленной" применять субстанцию, которая у здорового вызвала бы эту клиническую картину, и тем самым лечить болезнь. Поэтому в гомеопатии картина болезни и лекарственное средство идентичны. Для знающего и умеющего это означает, что вместе с диагнозом он имеет одновременно и терапию. Он исходит из соответствующего образа симптомов и знает, что тот соответствует определенному лекарственному средству. И все же эта терапия является чем угодно, но не симптоматической терапией, скорее даже ее противоположностью, так как она охватывает нарушения в целом, стоящие за симптомами, а не непосредственно симптом. Это только лейтмотив, а не точка приложения сил.

Понятие гомеопатия применяется в современном языке к лекарственным средствам, изготавливаемым методом потенцирования (см. ниже). Принцип similе, который является существенной основой гомеопатии, лежит в основе и многих других лечебных мероприятий. Так, например, чтобы достичь более интенсивного кровообращения в ноге, надо ее на некоторое время перевязать. Когда зажим снимается, то в качестве реакции наступает лучшее прохождение крови, более интенсивное, чем до перевязки (застой Бира). Эта методика восходит к профессору Августу Биру (Аugust Bier), известному хирургу, который активно выступал за гомеопатию. Впрочем, он вполне осознавал гомеопатический характер этого способа лечения.

По существу, к гомеопатическим методам относится также любая терапия, основанная на раздражении, и многие мероприятия по перестройке организма, так как они по своему значению чаще всего являются небольшими нагрузками, цель которых - активизация организма, то есть его усиление через преодоление.

Удачное "подходящее" лекарственное средство соответствует картине болезни. Организму, таким образом, предлагается именно его болезнь в преображенной форме как лекарственное средство. В большой дозе оно бы усилило болезнь. В специально приготовленной, потенцированной форме оно может лечить. Это больше не вещество, а действенность силы, которая применяется.

Она показывает организму в образной форме его "дефект" или недостаток и тому подобное, во всяком случае принцип его болезни, и тем самым побуждает его к преодолению этой болезни, то есть к специфическому применению для этого его сил. Если организм готов или в состоянии сделать это, он учится, преодолевая болезнь, именно тому, чего ему не хватает. Для этого необходима определенная готовность организма, которая, конечно, не зависит как названные силы самоизлечения от мыслей или воли. Существенно, что речь идет об обращении к организму и его жизненным силам, а не о подавлении их. Болезнь от организма, таким образом, не отнимается, но к нему предъявляются требования самому работать над ней.

Это представляет собой существенную противоположность упомянутой выше химиотерапии, которая сама вмешивается в процесс, желает этого организм или нет. На этом основана надежность действия. Снотворные действуют "наверняка". И это "лишь" вопрос дозировки, перейдет ли вынужденный сон в смерть. Гомеопатическое же снотворное, напротив, ни в коем случае не действует "наверняка", но при правильном выборе оно может научить организм, как найти сон.

Ганеман пришел к своему открытию благодаря тому, что применял к самому себе как здоровому человеку кору хины. Из-за этого он пришел в такое состояние, что ноги, кончики пальцев и прочее похолодели, наблюдалось учащение пульса, усиленное сердцебиение, а также разбитость во всех членах. Он правильно истолковал это состояние, которое было ему известно, как болезненные явления, которые обычно наблюдаются при лихорадке. Из этого он заключил, что медикамент вызвал состояние, которое обычно бывает при болезни. В соответствии с этим следовало бы лечить болезненное состояние именно тем веществом, которое вызывает это состояние, но в ослабленной форме.

Таким образом, дело в том, чтобы найти соответствие между болезнью и веществом. Это происходит в гомеопатии посредством лекарственного эксперимента на здоровых людях, который ведет к созданию образа лекарственного средства. Таким образом в течение почти 200 лет были исследованы сотни растений, минералов и ядов животного происхождения.

Этот способ нахождения лекарственных средств является гомеопатическим приемом; другим приемом является приготовление: если бы медикамент, соответствующий ситуации некой болезни, вызывающий это состояние, применили бы в концентрированной форме, то это привело бы к ухудшению состояния.

Гениальный прием гомеопатии состоит в том, чтобы точно принимать именно тот медикамент, который в состоянии вызвать болезненные явления, но не в массивно-вещественной форме, а приготовленный специально, "потенцированный".

Как осуществляется этот процесс, то есть как вещество становится лекарством?

Способ приготовления такой исходной субстанции, то есть минерала, скажем, серы, или вытяжки из растения, как, например, беладонны, или животных ядов Ганеман называл потенцированием. При этом часть исходного вещества заливается либо растирается с 9 частями "медиума" - воды, спирта или лактозы, то есть разбавляется. Из этого снова 1 часть смешивается с 9 частями "медиума" и так далее. Таким образом, соотношение разбавления 1:10 повторяется многократно. Так возникают десятичные потенции, обозначаемые как D1, D2, D3. Потенции D1 соответствует концентрация 10%

D2-1 %

D3-0,1 %

D4-0,01 % и т.д.

Если взять одну часть исходного вещества и 99 частей медиума, то это соответствует разбавлению 1:100. Этот способ приготовления называют стократным потенцированием и обозначают буквой С. Во Франции принято, например, применять потенции С, в то время как в Германии предпочитают потенции D.

Как врачу и всесторонне образованному естествоиспытателю, Ганеману было ясно, что решающим является не разбавление, а "динамизация", как он это называл, развитие или освобождение сил, происходящее при потенцировании. Он говорит о "динамических силах, которые оказывают влияние преимущественно на жизненный принцип...- Гомеопатическая медицина развивает для своих особых целей внутренние духо-образные лекарственные силы необработанных субстанций...". Дело не в небольшом количестве еще имеющихся молекул исходного вещества, а в том, что оно "...преобразуется и облагораживается в конечном счете в духовную лекарственную силу путем таких все более высоких динамизаций".

В подлинном тексте чувствуется сложность выражения, с которой борется Ганеман. Ему становится совершенно ясно, что небольшие количества исходного вещества, будь они даже в более высокой потенции, не имеют ничего общего с эффективностью лекарственного средства. Ему явно не хватало подходящего понятия, чтобы описать то, что он считал правильным. Это силы, которые становятся действенными у медикамента, а не у субстанций. Он называет их "духо-образными силами", то есть они не являются непосредственно духом, но и не являются больше веществом. Процесс высвобождения духа он называет "динамизацией", "потенцированием", что можно было бы перевести как раскрытие сил.

Но Ганеман ни в коем случае не считал, что "разбавление" является решающим. Это лишь средство достижения цели, но не в нем дело: "Каждый день еще можно слышать, как гомеопатические лекарственные средства называют просто разбавлениями, тогда как они являются, в противоположность этому, полным раскрытием природных веществ и проявлением специфических лекарственных сил, заключенных в их внутренней сути, обусловленным растиранием и встряхиванием, а используемая при этом нелекарственная среда-разбавитель выступает лишь как побочное условие. Просто разбавление... становится лишь водой, поваренная соль исчезает при разведении водой и никогда не станет благодаря этому лекарством из поваренной соли, но она приобретет удивительную силу благодаря нашим хорошо проведенным процессам динамизации"4.

В отношении эффективности он пишет: "Это не телесные атомы этих все-таки динамизированных лекарств...", а "специфическая лекарственная сила, высвободившаяся из лекарственной субстанции, оказывающая... на весь организм динамическое воздействие, и тем сильнее, чем свободнее и нематериальнее стало вещество вследствие динамизации"5.

Гомеопатическое лекарственное средство воздействует, таким образом, не в смысле молекулярно-химической реакции, а "духовно" на жизненный принцип в области, которая возвышается над материальными реакциями! Выражаясь иначе, оно призывает организм мобилизовать именно те силы, которые нарушены при данной картине болезни. Оно действует не вместо свойственных телу реакций, к чему стремятся, например, в химиотерапии, а на организм в целом, который, таким образом, не исключается, а вовлекается в процесс лечения.

Если сегодня еще возникает возражение, что при высоких степенях (точнее говоря, свыше D23) "ничего больше нет", то есть нет больше ни одной молекулы исходного вещества, то это справедливо. Но делать из этого вывод, что, следовательно, здесь не может быть лекарственного действия, было бы следствием предрассудка, что могут действовать лишь материальные вещества. В действительности же при обсуждении высших степеней речь идет о воздействии сил, которые высвобождаются из исходного вещества благодаря потенцированию. Впрочем, эти силы расположены не в мертвой, физически измеримой области, а имеют "духо-образную" природу - как метко назвал их Ганеман, - и действуют в сфере жизни.

Сегодня существует большое число исследований, в которых действенность высокопотенцированных по гомеопатическому принципу субстанций с несомненностью доказана не только врачебными методами, но и опытами по развитию растений и с животными с привлечением статистических методов.

Здесь следует особо указать на работы Пеликана 6 7, в которых исследовалось влияние потенцированных нитратов серебра или свинца на развитие проростков пшеницы, а также различия в эффективности между потенцированными и разбавленными растворами. Благодаря этим работам экспериментально доказано, что:

1. Образуется типичный рисунок кривых роста, зависящий от потенцированной исходной субстанции (серебро или свинец). Характерны различия между максимумом и минимумом отдельных потенций.

2. Реальностью является потенция, а не разбавление. Все дело в числе проведенных шагов потенцирования, а не в остатке, не в "концентрации" или "крепости" исходного вещества.

 

к Содержанию

 

4. Лекарственные средства антропософской медицины

Совершенно независимая от этих трех путей новая концепция поиска лекарственных средств была обоснована Рудольфом Штайнером. Она базируется на всестороннем образе человека, который возникает из антропософии с помощью духовно-научного исследования.

К основным положениям антропософской медицины относится то, что человек и природа проделали совместный обозримый путь развития, и что благодаря этому существует познаваемое сущностное родство между человеком и миром природы. В ходе эволюции в качестве ступени становления человека предок человека постепенно выделял из себя природные царства - воззрение, относящееся к древнейшему достоянию человечества, как показывают мифологии всех народов, которое можно также найти у Гете, Окена (Oken), Каруса (Саrus) и других. Рудольф Штайнер сделал возможным современное исследование этих связей. Можно изучить сущность растения, животного и минерала также, как и человека, проникая в их проявления, свойства, вплоть до духовного содержания, которое лежит в основе любого материального процесса. Нет материй и тем более нет живой субстанции без лежащей в их основе духовности, которая со своей стороны так же дифференцирована, как и материя.

"Таким образом можно выйти за рамки простых испытаний и экспериментов с целью выяснить, помогает или нет какое-либо вещество или препарат. Человеческий организм рассматривают с точки зрения равновесных отношений его органов, природу - созидающих и разрушающих сил, и делают искусство врачевания чем-то таким, где лекарственное средство применяют не только потому, что статистика установила: в таких-то случаях оно полезно - но знают из рассмотрения человека и природы, как совершенно точно в конкретном случае можно перестроить природный процесс в природном продукте в фактор исцеления человеческого органа по отношению к силам созидания и разрушения" (Р. Штайнер).

>Если таким образом изучать природу, тогда открываются природные связи между определенными растениями, минералами или металлами и человеческими органами и процессами: можно, например, спросить себя, как получается, что из одной яйцеклетки развиваются такие различные органы? В основе дифференциации лежат разные импульсы, реально действующие, сверхчувственные силы, которые можно распознать и в природе. Они действуют в сфере жизни, называются эфирными силами созидания и родственны "духо-образным" силам созидания Ганемана. Если эти силы действуют в человеке, возникает орган, если они действуют в природе, возникает растение, или металл, или минерал. Некоторые из этих связей были известны в древнейшие времена вплоть до Средневековья, например, связь между золотом и сердцем, или железом и желчью, или также между растениями и органами, как одуванчик и печень и так далее. Этот вид знания утерян и может быть найден только новым способом. Связи следует понимать только исторически и в развитии, потому что образование взаимосвязанных органов, растений или веществ происходило в одно и то же время. Хотя человек и отделился от природы в ходе необходимого процесса индивидуализации, он сохранил с ней родство, которое можно постичь. Как микрокосм он является отражением макрокосма.

На основе познания эфирных сил в природе и обусловленной ими взаимосвязи процессов в организме человека и в природе или органов и веществ можно одним воздействовать на другое. Таким образом возможно также стимулировать жизненные процессы или процессы исцеления в организме. Поврежденный орган может непосредственно подвергаться воздействию сил природы, которые, например, живут в растении, и таким образом могут быть стимулированы процессы созидания. Само собой разумеется, что такого рода связь между природой и человеком характерна лишь для природных веществ. Синтетические вещества, которые могут иметь очень интенсивное действие, не имеют никакой внутренней связи, никакого сущностного родства с организмом, с человеком. Поэтому их глубину (последствия) невозможно предвидеть, их можно лишь констатировать. По этой причине нельзя предсказать воздействие таких веществ, почему они и испытываются в экспериментах с животными. Но их результаты в целом нельзя переносить на человека, самое большее лишь применительно к отдельным симптомам.

Лекарственные средства, найденные во взаимосвязи природы и человека, стимулируют основные процессы в человеческом организме или отдельные органы. Они направлены не против определенного симптома, то есть воспаления, бактерий и тому подобного, но изначально воздействуют на функционирование органа или организма в целом. Это воздействие никогда нельзя понять из рассмотрения изолированного органа, но лишь из целостного организма.

Также и воздействие растения может быть понято не через сложно устроенное "действующее вещество", но только на основе сущностного облика соответствующего растения, проявляющего себя вплоть до субстанции.

Растение само есть единство, единый организм. Каждая клетка и каждое вещество образованы этим организмом и являются его выражением. Не изолированная субстанция может охватить целое, сущность растения, а правильно изготовленная вытяжка, например, "эссенция", которая еще содержит сущность (см. выше).

Лекарственное средство невозможно получить путем простого сложения двух или нескольких различных веществ. Это намного больше, чем сумма эффективных веществ, оно само является организмом, произведением искусства, которое фармацевт должен сохранять таким, каким его создала природа, но которое он еще должен завершить посредством соответствующих мероприятий. При его изготовлении нужно исходить из органического единства, а не из его "составных частей".

к Содержанию

 

Новые пути приготовления лекарственных средств

Чтобы соответствующим образом раскрыть свойства исходных веществ, минералов, растений, органов или животных ядов, использовать их силы и приблизить к человеческим процессам, существуют различные фармацевтические способы, дополняющие ныне известные приемы, такие, как получение экстрактов, вываривание и тому подобное. Эти методы "обогащения" или выделения "действующего вещества", обращенные только к вещественной стороне бытия, можно дополнить методами, которые указывают на динамическое, на действующие в растениях силы.

С давних пор тепло в разной степени используется для раскрытия целебных сил растения. Так, например, холодная вытяжка (вымачивание) благоприятнее у свежих растений, в то время как высушенные корни или кора требуют вываривания. При этом речь идет не только о "вещественном содержании" растения и соответственно высоком "выходе продукта", но способом приготовления удается также направлять систему органов человека. Это в особенности возможно при еще более интенсивных тепловых процессах, а именно при подсушивании, обугливании и образовании золы. Собственно говоря, речь при этом идет об алхимических процессах, которые становятся понятными лишь при рассмотрении этих основ. Так, зола является не просто сочетанием различных солей, а взаимосвязью веществ, прошедшей определенный процесс. В человеческом организме этому способствует процесс дыхания. При этом происходит нечто подобное полному сжиганию. Поэтому препаратами на основе золы можно воздействовать на соответствующие процессы в человеческом организме, особенно на систему дыхания и легкие. - Таким образом, выбором соответствующего теплового метода можно достичь того, чтобы соответствующими растительными препаратами направлять функции органов,

Фармацевтический метод, который восходит к Рудольфу Штайнеру, состоит в раскрытии свойств минерала или металла с помощью растения. Оно удобряется соответствующей солью металла и позднее компостируется. Процесс повторяется. Благодаря этому можно не только активировать металлы, то есть приближаться к жизненным процессам, но и направлять их с помощью растения как "вегетабилизированные металлы" к месту или органу, с которым связано растение. Препаратами такого вида являются, например, Urtica dioica Ferro culta, Cichorium Stanno cultum * и т.д. Выбор растения определяется тем, насколько оно внутренне связано с металлом, свойства которого должны быть раскрыты.

Крапива известна как железосодержащее растение. Она содержит относительно много железа. Однако дело не в этом. Намного важнее функция, которую должна выполнять субстанция в растении. Речь могла бы идти и об отложившихся, то есть выделившихся веществах в растениях, которые не имеют значения для обмена веществ и как терапевтическое средство. Это можно увидеть при сущностном изучении соответствующего растения. Крапива в действительности может особенно умело обходиться с железом. Она не только воспринимает его, но приводит его в состояние, соответствующее ее собственным импульсам; она насквозь пронизана сущностью железа, отсюда ее жгущий, агрессивный характер, выражающий военный импульс железистого Марса (см. главу "Металлотерапия").

Железо имеет чрезвычайно разнообразные функции в человеческом организме; одна из них - созидающая. Если хотят ее стимулировать, то это можно сделать с помощью препарата Urtica Ferro culta. Сегодня знают, что различные соли железа могут действовать по-разному. Чем более активно и открыто железо, тем легче организму его принимать. Но речь идет не только о железе как веществе, а прежде всего о способности организма обращаться с железом. Это особенно хорошо умеет делать крапива и ее используют, когда речь идет о способности обходиться с железом. Это та способность, на которую можно воздействовать соответствующим растением в человеке. При этом дело не в материальном поступлении железа, а в возбуждении, в динамике обращения с субстанцией.

И импульс образования желчи очень сильно связан с железом. Но как можно "говорить" о железе, если оно должно идти не на созидание, а в желчь? Путь к этому - лекарственное растение, которое в свою очередь связано с желчью, как, например, Сhelelidonium, чистотел. Если соответствующим образом обработать его железом, можно управлять с помощью железа процессом желчеобразования. Соответствующим препаратом является Сhelelidonium Ferro cultum *.

Образование печени особым образом связано с силами олова. Но они могут действовать по-разному. Опять-таки можно управлять ими с помощью лекарственного растения. Так, одуванчик воздействует особенно интенсивно на восстановительные процессы в печени. Их можно еще более усилить, если соответствующим образом обработать это растение оловом. Таким образом получают препарат Taraxacum Stanno cultum.

"Более позднего" этапа деятельности печени достигают с помощью цикория, который в отличии, например, от одуванчика переживает расцвет поздним летом и осенью н цветет не желтым, а голубым цветом. Такие "знаки" имеют очень большое значение. Научиться правильно их читать - дело обучения. Примитивные заключения по аналогии, что листья, имеющие форму сердца, хороши для сердца, форму почек - для почек и так далее, свидетельствуют о полном непонимании дела. Более того, речь идет о том, чтобы прийти через эти феномены к сущностной картине растения и найти ей соответствие в человеческом организме. Так, с помощью соответственно изготовленного препарата Cichorium Stanno cultum можно стимулировать не столько созидательную, как выделительную, выводящую сторону печеночной деятельности.

Часто, но далеко не всегда, в антропософской медицине используется также процесс потенцирования, который восходит к Ганеману. Если сегодня в обычной фармации он не находит применения, даже не принимается во внимание, то это объясняется тем, что там мыслят только в химическом или Вещественно-молекулярном смысле и поэтому не могут понять воздействия иного рода. Если нынешняя медицина отвергает гомеопатические медикаменты, то это происходит из-за упомянутого предрассудка. От очевидных целебных воздействий потенцированных веществ пытаются отделаться, объясняя их плацебо-эффектами, внушением и другими "авантюрными" приемами. Нынешнего понятия "вещества" недостаточно, чтобы понять процесс потенцирования, потому что связь духа и материи не видна предметно. Впрочем, современный человек вправе требовать понимания того, что он делает, но образ действия не должен ограничиваться индивидуальными, по-своему недостаточными возможностями понимания. Напротив, задачей современного человека, особенно исследователя, является образовывать себя на представлениях, соответствующих действительности.

Уже с относительно небольшим опытом можно убедиться в отчасти удивительном воздействии высоких потенций. Эффекты этого рода, которые чаще всего очень продолжительны, то есть являются целебными, не достижимы никаким другим медикаментом либо методом. Трагедией сегодняшней медицины является то, что от этих целебных средств отказываются сознательно и совершенно во вред пациентам.

Впрочем, совершенно необходимо, чтобы эти лекарственные средства применялись при правильных показаниях, иначе они неэффективны, что, в принципе, относится ко всем медикаментам. Воздействие тем отчетливее и скорее, чем точнее соответствие. Тогда организм настроен именно на этот медикамент или особенно восприимчив к нему. Но в этом и трудность правильного применения, которое должно соответствовать гомеопатическому образу лекарственного средства или сущностному образу, как он следует из духовно-научного исследования. Впрочем, если медикамент, специально предназначенный для женского организма, особенно в климактерический период, "испытывают" прежде всего на молодых людях, как это бывает, то можно легко "доказать", что он неэффективен. Это неразумное и абсолютно ненаучное "испытание" гомеопатического медикамента является примером необъективности, с которой подходят к проблемам, полагая, что можно судить обо всем со своей точки зрения - это огромная ошибка исследователя, квалифицированного в своей области.

В антропософской медицине речь идет о расширении искусства врачевания, которое включает все существующее и использует его соответствующим образом, исходя из понимания связи с человеком - или в силу того же сознательно отвергает что-то. Показания и применение этих лекарственных средств основываются не на подобии образа лекарственного средства, как в гомеопатии, а на сущностном образе, который возникает из изучения субстанции или растения и процесса болезни.

к Содержанию

 

Омела и рак

На понимании связи между растением и процессом болезни основывается указание Рудольфа Штайнера о том, что омела является средством против рака, при этом он предложил определенные методы приготовления и применения. Врачи продолжают работать над созданием средств от рака на этой основе. Самым известным препаратом этого вида является искадор (Iscador*). Накоплено много результатов экспериментов и клинический опыт. Так как этот метод лечения нашел широкое применение, следует его кратко описать, из чего можно будет понять способ его воздействия.

Может показаться дерзким ожидать, что такое безобидное растение, как омела, может чего-то достичь в лечении такого тяжелого заболевания, как рак. В чем заключается "рак"? Здесь, как известно, речь идет о местном разрастании клеток. В определенный момент, которого никто не знает, клетка больше не делится на две "нормальные" клетки, а образуются клетки иного рода, которые растут "неупорядоченно". Этот рост не только происходит быстрее, но эти новые клетки растут без учета границ органа или организма. Если не вмешиваться в этот процесс, раковая опухоль продолжает расти за счет организма, который все более ослабляется и все более пронизывается и отравляется раковой опухолью или дочерними образованиями, и в конце концов погибает от этого. Естественно попытаться вырезать раковую опухоль или убить эти клетки облучением либо химиотерапией, это так называемая цитостатика. Все эти меры оправданы и необходимы, но имеют тяжелые последствия. Поэтому всегда нужно взвешивать пользу и неизбежный вред. Как лучи, так и вещества, которые обычно используют, действуют разрушающе - в конечном счете, так и должно быть, но при этом затрагиваются, то есть умерщвляются и здоровые клетки. Что же, растение, которое к тому же и не особенно ядовито, действует столь же интенсивно или еще интенсивнее? Этого-то, прежде всего, и не могут понять специалисты.

Конечно, воздействие омелы совершенно иное, чем всех остальных, уже описанных мер. Чтобы понять это, нужно прежде всего ознакомиться со своеобразием этого растения.

Оно имеет примечательные черты, из которых можно понять ее воздействие: омела- полупаразит, что означает, что она хотя и образует зеленый пигмент листьев, но, несмотря на это, не может жить на земле подобно другим растениям. Она зависит от хозяина, от дерева, жизни которого она, однако, не вредит как полупаразит. Часто в качестве хозяина выступает тополь, яблоня и сосна, но омела не произрастает на буках и вишнях, хотя яблоня и вишня очень родственны.

Очень характерно следующее: все высшие растения направлены корнями к центру Земли, а побегами к Солнцу. А у омелы направление роста стеблей и листьев от Солнца не зависит. Она образует круглый куст, который разрастается без учета взаимоотношений Земли и Солнца. У листьев омелы верхняя сторона подобна нижней, что обычно не встречается у высших растений. Куст омелы, как известно, вечнозеленый; он не сбрасывает листьев зимой, это означает, что он не участвует в годовом ритме. По этим и другим свойствам можно понять, что омела не имеет отношения к пространству и времени, а также к Земле.

Зато она явно связана со светом. Большинство растений должны прорастать в темноте; некоторые растения могут прорастать, несмотря на наличие света, омела же требует для прорастания света. Если иные листья желтеют при уменьшении света, то у омелы это не так. Да, зеленый пигмент, образующийся только на свету, у омелы проникает в самый черенок (так обозначаются "корни" омелы, находящиеся в древесине дерева-хозяина, где темно).

Омела также очень связана с водой. Она особенно хорошо растет на деревьях, растущих на водоносных жилах или руслах рек.

Листья омелы испаряют в шесть раз больше воды, чем листья основного дерева. Если интенсивнее изучать омелу, то можно еще отчетливее начертить картину ее сущности. Из упомянутых здесь немногих характерных особенностей можно понять уже следующие; омела никак не связана с землей и избегает всего, что связано с типично земными силами. К тому же она явно связана со всем водным. Это не значит, что она впитывает воду и водяниста, как помидор, но она обладает способностью переформировывать воду и тем самым жизнь. Эта способность связана с ее отношением к свету. Именно свет является тем элементом, который активно участвует в формировании. Следует только вспомнить о сверхинтенсивно сформированных растениях высоко в горах в противоположность бесформенному, беспорядочному разрастанию растений при недостатке света.

Какое отношение имеет все это к раку? Здоровым ростом надо постоянно управлять и сформировать его, что означает держать в определенных границах. Раковая опухоль является живой (в сущности говоря, слишком живой), но своим ростом показывает, что она недостаточно организована и сформирована. Рак является, таким образом, живым инородным телом. Его рост изменен, и его жизнь происходит за счет организма. Его формирующие силы слишком слабы, чтобы овладеть ростом и держать его в определенных границах. Но эти силы формообразования приходят не из клетки, а из организма в целом. Пока ищут лишь в клетке, их, конечно, нельзя найти.

Только в последние годы более точно изучали в связи с этим значение организма, его защитную способность сопротивляться, способность распознавать чуждую жизнь и так далее. Иммунология все больше и больше занимается раком. Так, сегодня знают, что организм больных раком слеп к этой чужой жизни, и он не обладает достаточными силами сопротивления.

Из этого следует новый путь лечения рака: усиление сил сопротивления. Сегодня это широкая программа исследований во всем мире, первые результаты которой уже используются на практике, в то время, как еще несколько лет тому назад "сталь и луч" считались единственным оружием в борьбе с РАКОМ.

В омеле объединяются два различных принципа воздействия: благодаря новейшим исследованиям найдены вещества высокой цитостатичностью, то есть вещества, которые много интенсивнее умерщвляют раковые клетки в клеточной культуре или могут препятствовать их размножению, чем другие химические вещества, применяемые сегодня. Последние имеют известный недостаток, состоящий в том, что они парализуют защитные силы организма. Особенность же цитостатических веществ омелы заключается в том, что они, несмотря на их выраженную высокую эффективность в борьбе с раковыми клетками, не затрагивают нормальных, то есть здоровых клеток, и, кроме того, стимулируют всю систему защиты организма, о чем имеются экспериментальные данные.

Таким образом, своеобразием омелы является то, что она интенсивно воздействует на раковые клетки и стимулирует сопротивление всего организма, то есть борется с раковой болезнью. В общем, говорят, что эти оба принципа воздействия исключают друг друга. Фактически до сих пор кроме омелы не найдено другой субстанции, объединяющей эти оба принципа; она действует как цитостатически, то есть парализующе на раковые клетки, так и стимулирует иммунитет, то есть весь организм, чтобы он мог сопротивляться этой "ошибочной" жизни. Это своеобразие должно заставить прислушаться исследователей рака во всем мире, так как здесь открывается путь лечения без известных тяжелых последствий собственно разрушения.

Между тем многократно подтверждено, что это стимулирование организма омелой действительно возможно в смысле усиления защиты от чужой жизни. Имеется много клинических работ, из которых следует, что при лечении омелой мы имеем дело с методом лечения, свободным от известных вредных последствий цитостатики. Число случаев, когда ее применение приводит к подлинному продлению жизни, в процентном отношении высоко, часто происходит замедление роста раковой опухоли или приостановление его, частично даже тотальное обратное развитие опухоли.

Профилактическим применением можно предотвратить возникновение опухолей или появление дочерних опухолей после операции. Исследования в этой области далеко еще не завершены, и возможности, заключенные в омеле, еще не полностью раскрыты.

Так как заболевание раком затрагивает всего человека, то даже с помощью наилучшего и действенного медикамента нельзя справиться с болезнью. Это относится практически ко всем хроническим и глубоким заболеваниям. В глубокий и преобразующий метод лечения также входит, например, учет питания, образа жизни, уравновешивающего занятия, особенно терапия искусством и тому подобное.

Существенным фактором гармонического, то есть здорового развития всей личности человека является искусство. Это не "какое-то роскошное дополнение к жизни, а необходимое условие всякого достойного человека существования; нечто такое, что делает человека совершенным человеком и придаст человеческой цивилизации полный смысл. - Агностицизм отнимает у человека ту истину, которая хочет и должна жить в искусстве" (Рудольф Штайнер).

Подлинное искусство дает человеку возможность осуществить свои цели на Земле и развить свою благороднейшую сущность. Впрочем, сегодня эту миссию искусства отчасти забыли. Не всякое современное художественное устремление действует в этом смысле.

Р. Штайнер дал решающие импульсы, чтобы сделать искусство терапевтически плодотворным. Так возникла новая профессиональная область: терапия искусством, распространяющаяся на рисование, живопись, лепку, музыку, формирование речи и эвритмию. При этом важна активная деятельность пациента, а не пассивная позиция, направленная лишь на чувственное восприятие. Из эвритмии, нового искусства движения, созданного Рудольфом Штайнером, возникла лечебная эвритмия, которая может широко использоваться для стимуляции лечения. Формирование облика человека вплоть до субстанции происходит из функции. В основе образования человека лежит творческая сила созидания, которая сформировала и звуки. Лечебно-эвритмические формы движения делают возможными обратные воздействия на жизненны процессы функций и органов.

к Содержанию

 

Типичные лекарственные средства

Совершенно новый вид воздействия лежит в основе лекарственных средств, применяемых при типичных заболеваниях, как, например, Сardiodoron, Hepatodoron, Kefalodoron, которые восходят к Р. Штайнеру. Внешне эти лекарства могут выглядеть как смеси, но не являются таковыми. У этих средств соответствующие растения или минералы, явно связанные друг с другом, образуют единство благодаря фармацевтическому методу. То есть они являются не комбинациями пли смесями, которые можно дополнять как угодно. В этих лекарственных средствах фармацевтическим путем приводится в равновесие определенная противоположность растений и минералов и они соединяются в более высокое единство. В основе лежит концепция, исходящая не из специальных болезней, а из основных процессов в человеке или отдельных органах или системах. Поэтому они направлены не только против отдельной, четко очерченной болезни, но обращены к группам болезней, типичных для органа; они изначально поддерживают орган в его функциях. Что имеется в виду, следует показать на нескольких примерах:

Тройное членение человеческого организма на полюса нервно-чувственный и обмена веществ, посредником между которыми является ритмическая система, есть существенный результат духовно-научных изысканий Рудольфа Штайнера. При этом речь идет о динамическом способе рассмотрения, который может создать фундамент для понимания здоровья и болезни. Если эта динамика в организме нарушена, если, например, процессы обмена веществ так преобладают, что овладевают нервно-чувственной системой, тогда может возникнуть основа для возникновения прежде всего мигрени.

В духе рассмотрения природы, расширенном антропософией, можно найти внутреннее родство между кварцем (природной кремнекислотой) и нервно-чувственной системой, с одной стороны, и серой и системой обмена веществ, с другой стороны. Между этими обеими системами посредником является ритмическая система, представителем которой можно признать железо, что можно видеть на примере содержания железа в крови и всего обмена железа. Благодаря соответствующему фармацевтическому приготовлению из этих трех природных субстанций может возникнуть лекарственное средство, Керhalodoron (в Швейцарии Вiodoron), которое относится именно к этим процессам. Это ни в коем случае не средство от боли, оно воздействует не на нарушенную регуляцию сосудов, а на динамику, ведущую к болезненным явлениям. Таким образом, оно не направляется к какому-либо органу, но действует там, где действительно начинается процесс заболевания.

Печень является главным органом жизненных процессов, эфирного тела; в ней происходят почти все жизненные процессы, будь то обмен белка, жиров или углеводов. Связь жизни и печени отражена во многих языках. Благодаря этому печень одновременно является органом, в природе которого больше всего растительного. Эту связь можно обнаружить до мельчайших подробностей в обмене веществ. У растения можно обнаружить типичный для него вид роста прежде всего в листьях.

Но есть растение, которое может особенно взаимодействовать с сахаром, играющим, как известно, значительнейшую роль в обмене веществ, связанном с печенью: виноград. Поэтому используют листья винограда и соответствующим приготовлением смешивают их с другими листьями, продолжающими выполнять далее эту же функцию; это листья земляники. Ягоды лесной земляники имеют совершенно иные свойства, чем виноград. Они скорее направлены на белок н импульс его образования. Соединение листьев земляники и винограда присутствует в препарате Нераtodoron. Таким образом, это средство возвращает функции печени первозданную действенность.

Известно, что нельзя рассматривать сердце в одиночку, чтобы прийти к его пониманию, что сердце и система кровообращения образуют единство. Однако по понятным и практическим причинам различают лечебные средства, воздействующие на сердце, и те, что воздействуют на кровообращение - причем и среди этих средств имеются существенные различия. И все же можно понять высший принцип, объединяющий сердце и систему кровообращения. Если оба гармонизируются в своем взаимодействии, возникает оптимальное функционирование: система кровообращения не перегружается, и сердце может приспособиться наилучшим образом к реальным условиям.

Пониманию этих возможностей и процессов препятствует то, что сегодня сердце рассматривают как мотор и насос для движения крови, и своеобразие кровообращения почти не признается. Но если исходить из расширенного познания сердца и кровообращения, можно понять, что в примуле и в чертополохе мы имеем два противоположных растения, отношение которых к сердечной деятельности и к работе системы кровообращения можно рассмотреть при расширенном познании. В единство их превращает третье растение, белена. Возникающий в результате этого Сагdiodoron не предназначен ни для лечения определенной болезни сердца, ни для системы кровообращения, но охватывает функции сердца и кровообращение в целом. Можно рассматривать его как лекарственное средство, так как оно нормализует патологическую функцию.

Соответственно для многих органов или (функций существуют лекарственные средства, в основе которых та же концепция: "новый" принцип этих медикаментов следует видеть в том, что они направлены не против определенной болезни или симптомов, а мыслятся для органа или функции. Нет стремления ни к обороне, ни к ликвидации, ни к блокированию, а есть лишь позитивная установка, апелляция к первозданной функции и образованию, лежащему в основе соответствующего органа. Поэтому данные "типичные" лекарственные средства указывают путь, открывающий новые возможности для лечения и профилактики, и действительно обращающийся к силам оздоровления в организме.

Рудольф Штайнер как на задачу будущего указал на "необходимость работать в созвучии с природой, не завершенной, но находящейся в процессе становления". Для нынешнего мышления это трудно понять, так как привычно иметь дело только с веществами, а не с процессами, и прежде всего не с процессами живого мира, которые также хотели бы объяснить (физическими и химическими реакциями.

Каждая субстанция, каждое эффективное вещество, выделяемое из растения, есть нечто завершенное, готовое, что больше не подчиняется законам живого растения, но является результатом его деятельности. Само собой разумеется, что употребление этих веществ необходимо и оправдано. Новый, ведущий дальше путь пытается познать силы, действующие в растении и ведущие к образованию субстанций. Однако он использует не готовую субстанцию, а действенные силы. Чтобы познать их действие, необходимо "врачу пройти испытание природой", как этого требовал Парацельс. Учениками Рудольфа Штайнера начала этих будущих возможностей были уже реализованы при изготовлении "медикаментов по образу лекарственных растений". Так, например, препараты типа Solutio Ferri comp.* являются подражанием растительным процессам, действующим в крапиве (Urtica dioicа). Точно также Solutio Siliсеае соmр.* соответствует полевому хвощу (Equisetum arvensе) и так далее.

Другим указанием Р. Штайнера, которое до определенной степени практикуется сейчас, является вовлечение космических сил в изготовление лекарственных средств. Изучая силы, лежащие в основе образования растения, возможно снова сделать их действенными, особым образом, то есть ритмически обрабатывая соки. Были разработаны особые методы, чтобы с помощью ритмических процессов вовлекать формирующие космические силы в отжатый сок, так что его терапевтические свойства повышаются (Rh-препараты).*

к Содержанию

 

О положении в терапии

Высокоэффективные медикаменты, всегда имеющиеся сегодня в распоряжении врача, отчасти, отпускаемые без рецепта пациенту, способствуют тому, что удается "надежно" устранить или уменьшить боли, воспаления, запоры, изжогу, состояния страха и тому подобное. Чаще всего эффект наступает немедленно, но воздействие непродолжительно, поэтому есть много людей, вынужденных длительно применять соответствующие медикаменты. Болезнь с их помощью не излечивается. Воздействие распространяется только на симптом, а не на болезнь, стоящую за этим симптомом, поэтому и говорят о симптоматическом воздействии. Конечно, нечего возразить против временного применения при небольших недомоганиях или жалобах. Но часто пациент привыкает к таким медикаментам, так что полагает, будто бы ему без них не обойтись, либо не хочет или не может без них обходиться.

Часто нелегко решить, действует ли медикамент симптоматически или казуально, то есть причинно. Таблетки от боли почти всегда будут действовать симптоматически, так как боли являются не болезнью, а ее симптомом.

При других медикаментах, как, например, при антибиотиках, решение зависит от взгляда на сущность болезни: если причину болезни видят в бактериях, тогда воздействие казуально, то есть причинно. Но если в них видят лишь симптом болезни, тогда воздействие симптоматично.

Здесь можно было бы возразить, что это теоретический вопрос, дело в том, чтобы пациент выздоровел. Однако это не соответствует действительности. Если бактерии являются причиной болезни, человек выздоровеет, если они будут устранены. Если не в них видят причину, если она заключена в самом организме, тогда устранение бактерий ни в коем случае не связано с лечением. В действительности все очевиднее, что проблема болезни не идентична бактериям и их устранение ни в коем случае не означает здоровья. В сущности, применение антибиотиков лечит не человека, а бактерии, в результате чего те должны быть ограничены в росте или даже убиты, в идеальном случае без воздействия на организм. Поэтому и испытываются бактерии и их чувствительность, а не организм. Применение происходит даже независимо от того, о какой болезни идет речь. Так, одним и тем же медикаментом можно лечить воспаление легких, мочевого пузыря или абсцесс на ноге, то есть совершенно различные болезни. Конечно, решающим для этого применения является наличие одного и того же возбудителя.

Тот факт, что совершенно различные заболевания лечат одним и тем же медикаментом, понятен лишь тогда, когда знают о существовании, образе жизни, чувствительности и т. д. бактерий.

Но есть также медикаменты, действующие иначе. Например, если у человека пониженная кислотность, то понятно, что ему надо ввести эту кислоту, благодаря чему можно снова восстановить "нормальные" соотношения. Если у пожилых людей, например, ослаблена деятельность желез, то эту нехватку восполняют, вводя экстракты из этих желез или соответствующие синтетические препараты. Сюда относится также, например, лечение гормонами. При этом эрзаце говорят, как известно, о заместительной терапии. И такое применение может быть необходимо, даже спасительно. Примером этого служат больные диабетом: вводя инсулин из поджелудочной железы, который отсутствует у этих людей, можно так нормализовать обмен веществ, что человек становится - почти - подобным здоровому; в жизненно опасных кризисных ситуациях, так называемой диабетической коме, удается путем введения этих гормонов быстро преодолеть это обычно неизбежно ведущее к смерти состояние. Но все же даже наилучшее введение инсулина не может излечить больного диабетом; практически он обречен всю жизнь быть им.

Спасительное воздействие симптоматических медикаментов или заместительная терапия могут предотвратить смерть и устранить либо подавить некоторые болезненные явления, но к исцелению непосредственно не приводят. С этим связан тот факт, что человек наших дней хотя и живет однозначно дольше, чем раньше, но чаще и дольше болеет! На это уже было указано вначале. Сегодня есть большое число людей, которые или в течение всей жизни, или в продолжение месяцев или лет должны принимать медикаменты, чтобы иметь возможность вообще жить. При всем желании нельзя сказать, что эти люди здоровы - даже если бы они и казались такими, добиваясь благодаря применению гормонов, витаминов и тому подобного наивысших результатов (допинг у спортсменов).

Многие из впечатляющих и спасительных вмешательств современной медицины основаны на применении упомянутых медикаментов. Поэтому и воспринимают нынешнюю медицину как находящуюся на небывалом подъеме. Само собой разумеется, что задачей врачебного искусства является сохранение жизни, облегчение болей и тяжелых состояний. Но самой благородной задачей врача является лечить человека.

к Содержанию

 

Как происходит лечение в антропософской медицине?

Сегодня при описании и обозначении болезни исходят из патологоанатомических данных. То есть за основу берется физическое изменение. Вопрос, что привело к этому, в большинстве случаев остается открытым. Этот вид рассмотрения болезни связан со временем. Долгое время, например, решающим для болезни считали движение соков в организме (гуморальная патология). Но можно сделать шаг вперед и спросить: какие изменения сил в организме влияют на изменение соков или на изменения в клетках? Антропософское воззрение на человека позволяет конкретно понять силы, лежащие в основе жизненных процессов (эфирное тело), также силы, связанные с душой человека (астральное тело), а также проследить воздействие духа ("Я" человека) вплоть до субстанции. Благодаря этому можно понять, пример, болезненные нарушения, выражающиеся совершенно по-разному и все же охватываемые одним медикаментом.

Например, в результате духовнонаучного изучения может быть установлено, что в человеке нарушен процесс, связанный с оловом. Это может выразиться как в нарушениях печени, так и в недостаточном образовании хрящей, что может привести к определенным заболеваниям суставов. Можно проследить влияние процесса, связанного с этим металлом, по нарушениям в облике человека, вплоть до структуры мышления - и использовать терапевтически, что, конечно, требует обстоятельного изучения, благодаря чему открываются новые, обычно недостижимые терапевтические возможности.

То же относится и к другим процессам, связанным с металлами или минералами. Чтобы понять их влияние, необходимо так же выработать понятие сущности соответствующей субстанции, как для понимания воздействия различных антибиотиков необходимо приобрести знание бактерий (смотри вышеназванный пример). Тогда можно понять, почему определенное вещество может справиться с такими различными явлениями, как больная печень, изменения в суставах, даже воздействовать на сущность человека, как это было описано в качестве примера для процесса олова.

Из-за этой иной основы невозможно сравнивать "успехи" химиотерапии с этим способом лечения. Понимание болезни и цели лечения совершенно различны. Решающим различием является то, снимать ли реакции организма, заменять ли их - или же так стимулировать организм, чтобы он снова учился реакциям или обрел силы самому бороться с бактериями. В одном случае человек исключается, в другом - является центром врачебных усилий. Всякая болезнь, которая просто отнимается у организма, не ведет его дальше. Тем самым человек отделяется от болезни.

Этим затрагивается вопрос судьбы, глубоко связанный с болезнью. К существенным результатам духовной науки относится осознание связи болезни и судьбы с человеческой индивидуальностью, что приводит к необходимости признания не только существования после смерти, но и до рождения, то есть перевоплощения духовной сущности человека. В конце концов и способность человека болеть является духовной проблемой, которую нельзя решить ни на чисто естественнонаучном уровне, ни посредством изучения только души.

Нынешний терапевтический образ мыслей скован и одурманен быстрым и интенсивным воздействием многих медикаментов. Он принимает их как масштаб. Способность организма реагировать при этом учитывается так же мало, как вопрос целесообразности для будущей жизни. Многократно врач и пациент бывают ослеплены мгновенными успехами, не думая о последствиях, которые может иметь, например, подавленная картина болезни. - Путем расширенного восприятия болезни можно, например, понять, что температура, также как и другие воспалительные реакции, могут означать для человека не только опасность, но и помощь для всего его развития, которая может изменить всю конституцию и предрасположенность к болезням, что проявится, вероятно, гораздо позже.

Описанная выше противоположность между воспалением и склерозом позволяет конкретно рассмотреть это взаимодействие. Болезнь означает - как было показано - разделение, раздвоение, но прежде всего неравновесие. Это лежит в основе любой болезни - впрочем, часто завуалировано. Задачей врача является вскрыть нарушенные отношения и ввести новый порядок. Но исцеление достигается лишь в том случае, если пациент в состоянии самостоятельно овладеть процессами, которые привели к избытку или же к недостатку, то есть к разделению, к неравновесию. Тогда организм чему-то "научится" в борьбе с болезнью; заметно или незаметно он станет другим. Это невозможно без активного участия пациента. Это не значит, что на процесс исцеления как таковой можно сознательно и непосредственно воздействовать, но решающую роль для организма и его реакций играет вся жизненная позиция и установка человека, Поэтому хотя человека можно "лечить" или даже "исправить" без его участия или даже против его воли, но нельзя вылечить. Легче помочь кому-либо, чем вылечить его.

Большинство нынешних терапевтических мероприятий основывается на кратковременном эффекте и успехе. Поэтому наибольшие возможности нынешней медицины заключены в овладении острыми заболеваниями. Согласно Жоресу, "хронический больной, напротив, является нерешенной проблемой нынешней медицины".

Большая часть этих хронических болезней, особенно хроническо-воспалительных заболеваний, являются следствием невылеченных, то есть подавленных острых заболеваний. Дальнейшая большая часть хронических болезней дегенеративного типа, как, например, рак и другие, является следствием обычного подавления каждого заболевания, сопровождающегося температурой, из-за чего грубо нарушается описанное выше равновесие болезненных тенденций.

Необходимыми вспомогательными средствами для достижения исцеления являются для врача лекарственные средства; они помогают пациенту преодолеть болезненный кризис. Многие медикаменты только отнимают у него трудности или действуют вместо него, сами понижая давление крови или температуру, убивая бактерии и тому подобное. Но подлинное лечебное средство должно "показать" пациенту, как проходит здоровая реакция, не принуждая его к этому. Поэтому для лекарства не может быть мерилом, как быстро и интенсивно оно понижает температуру или устраняет другой симптом.

Все это может быть полно смысла и даже необходимо для организма. Но много важнее дать организму возможность самому овладеть реакциями, охватить состояние в целом, так что образование, например, высокой температуры не становится больше "необходимым". Этого можно достичь с помощью подходящих лекарств. Они действуют в руках врача так, что ведут пациента через болезнь и помогают ему преодолеть ее, причем ограничиваются только избыточные реакции. При этом существенный принцип лечения заключается в том, что, например, излишние реакции, как очень высокая температура, ограничиваются в разумной мере но не подавляются совершенно или насильно. - Обычное снотворное принуждает человека ко сну, если его доза достаточно велика, независимо от того, от чего больной страдает бессонницей. Болезнь бессонница как таковая этим не затрагивается. Лечебное же средство "учит.." снова спать, для чего необходимо знание причин. Лекарства должны быть столь же многообразны, как и причины. В зависимости от готовности организма они могут, и так бывает, подействовать очень быстро. Но часто при "обучении" речь идет о приобретении способностей, что достижимо не при однократном действии, а только путем тренировки. При этом истинные лекарства являются "учителями".

Характерной чертой лечебного сродства в этом смысле является то, что оно воздействует на пациента в единстве его тела, души и духа, и приводит организм в состояние, когда он способен сам восстановить свою гармонию. Область действия исцеления расположена в сфере жизни и души и возвышается над всеми вещественными явлениями: это область творческих сил как таковых, которая затрагивается при лечении, благодаря чему достигается новый порядок, в противовес уклонению от болезни. Лечение есть восстановление божественного прообраза человека, лекарственные средства являются орудием этого. Так можно понять греческого философа Герофила, назвавшего лекарственные средства "руками богов".

Понятно, что применение этих лекарственных средств осуществляется на основе всеобъемлющего образа человека, как это было описано. Путь к этому лежит через проникновение в сущность минералов, растений, животного и человека. Речь идет при этом не только о регистрируемом знании, а о развитии и приобретении способностей, и тем самым о вживании в закономерности высших миров, частицей которых является человек.
Речь ни в коем случае не может идти о том, чтобы отвергать или презирать оружие современного врача, а о том, чтобы использовать это как инструмент наряду с другими познаниями и возможностями. Таким образом, можно расширить нынешнюю, односторонне ориентированную на естественные науки медицину до искусства врачевания.

к Содержанию

 

Перспективы

Требованием нашего времени не может быть создание еще более интенсивных и быстродействующих медикаментов, им должно быть стремление к более глубокому пониманию явления болезни, а отсюда к подлинному лечению. Возможность для этого предоставляет медицина, расширенная благодаря антропософии.

Она никоим образом не отвергает достижений современной медицины, но дополняет их в их односторонности.

"Речь идет не об оппозиции медицине, работающей с применением признанных научных методов современности. Ее принципы находят у нас полное признание. И мы считаем, что предлагаемое нами должен применять в своем искусстве врачевания лишь тот, кто может быть полноценным врачом в духе этих принципов.

Но мы добавляем к тому, что можно знать о человеке, пользуясь признанными сегодня научными методами, другие знания, найденные другими методами, и поэтому, считаем своим долгом работать, исходя из этого расширенного познания мира и человека для дальнейшего расширения врачебного искусства.

Возражений признанной медицины против того, что мы выдвигаем, в принципе быть не может, так как мы ее не отрицаем. Только тот, кто не только требует признания своего знания, но еще претендует на то, что нет знания выше, чем его, может отвергать наш опыт". (Р. Штайнер).

В свое время нашлись врачи, проявившие живой интерес к расширению искусства врачевания в соответствии с духовно научными познаниями. Для них Рудольф Штайнер прочитал в 1920 году первый медицинский курс, за которым последовали другие. В 1921 году врач Ита Вегман основала клинико-терапевтический институт в Арлесхайме под Базелем (Швейцария). К этой клинике, которая теперь носит ее имя, присоединилась лаборатория, задачей которой было готовить для антропософской медицины специфически используемые лекарственные средства. В Штуттгарте также совместно с клиникой изготовлялись и испытывались лекарственные средства. Изготовители потом объединились в фирму с центром в Арлесхайме (Швейцария) с филиалами в почти всех странах западного мира.

Сегодня во всем мире врачи практикуют в духе этого расширенного искусства врачевания. Клиники существуют в Германии (4), Швейцарии (2), Голландии (1) и Бразилии (1). Существуют медицинские семинары, включенные в состав клиники Св. Луки (Арлесхайм, Швейцария) и Фильдер-клиники (Штуттгарт), в которых регулярно два раза в год происходит трехмесячный курс для врачей. В различных местах проходят курсы усовершенствования и конференции, в которых пытаются представить и развить дальше основы и практику этой медицины.

Временная ситуация, а также положение в области медицины со времени окончания земной деятельности Рудольфа Штайнера (1925) обострились в духе односторонности воззрений на человека при отделении или пренебрежении его духовной сущностью. Все отчетливее время требует от человека, чтобы он "не только теоретически подходил к природе и духовным силам, но и учился использовать их, чтобы строить жизнь в ее здоровых и больных состояниях, исходя из духовного познания. С развитием цивилизации жизнь становится все сложнее. Уже сегодня в глубине многих душ живет стремление найти то, что соответствует этой все усложняющейся жизни. Антропософия стремится, прежде всего, считаться с этими стремлениями. И мы увидим, что она, вопреки всему разрушительному в нынешней жизни, желает честно трудиться над созданием, ростом и процветанием цивилизации - но не в безвольных фразах, а в деятельности, в практических вопросах жизни, повсюду, где требуется познание, она хочет познавать так, чтобы познание входило в жизнь, и повсюду, где что-то появляется в жизни, она хочет познавать так, чтобы иметь возможность помочь". (Р. Штайнер).

В антропософии Рудольфа Штайнера заключен духовный портрет человека, из которого следует взгляд на болезнь, охватывающий всю сущность человека. Только путем конкретного привлечения духа, души и жизни возможно очеловечивание медицины. Необходимые для этого лекарственные средства только тогда могут выполнить свое предназначение, если они сообразны человеку.

к Содержанию

 

Литература и примечания

1. Жорес, Артур

Jores, Artur: Die Medizinin der Krise unserer Zeit. Bern, 1961.

2. Подробное описание и перечень литературы по этому вопросу можно найти в книге Хуземанна/Вольфа:

Нusemann/Wolf: Das Bild des Menschen als Grundlage der Heilkunst, Stuttgart 1986.

3-4-5. Ганеманн, Самуэль:

Hahnemann, Samuel: Organon der Heilkunst

6. Пеликан:

Pelikan, Wilhelm, Georg Unger: Die Wirkung potenzierter Substanzen. Dornach, 1965.

7. Pelikan, Wilhelm, в: Potenzierte Heilmittel. Stuttgart, 1971.

Pelikan, Wilhelm, в: Evolution und Heilmittel. Weleda-Korr. bl. Fur Arzte 79/1971.

8. Штайнер, Рудольф

Steiner, Rudolf: Was kann die Heilkunst durch eine geisteswissenschaftlische Betrachtung gewinnen? R. St. Verlag, Dornach, 1958.

9. Martini, цит. по Stiegele, Alfons: Homoopathische Arzneimittellehre, Hipp. - Verlag, Stuttgart 1949

10. Обобщение работ см.

Wolf, Otto: Die Mistel in der Krebsbehahdlung. Frankfurt 1975.

11. Kolisko, Lilli: Sternenwirken in der Erdenstoffen. St. 1927

Pelikan, Wilhelm: Sieben Metalle. 1952

12. Подробное описание см.:

Wolf, Otto: Therapie mit Metallen. B: Evolution und Heilmittel

Нusemann/Wolf: Das Bild des Menschen alsGrundlage der Heilkunst

13. В связи с этим следует указать на основополагающие труды Рудольфа Штайнера: "Философия свободы" - "Духовное познание", Калуга, 1994

"Как достигнуть познания высших миров" - "Духовное познание", Калуга, 1993

"Очерк тайноведения" - "Ной", Ереван, 1993

"Практическая подготовка мышления"

"Здоровье и болезнь"

14. Штайнер, Рудольф/Вегман, Ита

Steiner, Rudolf/Wegman, Ita: Grundlagen des fur eine Erweiterung der Heilkunst nach geisteswissenschaftlischen Erkenntnissen, 1925

 

*В Германии законодательным путем произведена замена названий, содержащих железо и др.

В некоторых странах действуют старые обозначения:

 

Старое обозначение Новое обозначение Ferrum per Urticam Urtica dioica Ferro culta Stannum per Cicorium Cichorium Stanno cultum

* Старое название Новое название Ferrum per Chelidonium Chelidonium Ferro cultum Stannum per Taraxacum Taraxacum Stanno cultum

*Другие препараты из омелы, созданные на основе указаний Рудольфа Штайнера: Iscucin,Viscum, Abnoba, Helixor, Visorel .

 

В начало статьи -  Антропософская медицина

Наши врачи-гомеопаты рекомендуют:

  • Статьи >

    Это материалы врачей Терапевтикума и их немецких коллег по антропософской медицине   Подробнее
  • Примеры из практики >

    Примеры, как проходит динамика лечения, как достигается положительный результат Подробнее
  • Ссылки >

    подборка интернет ресурсов которые мы считаем интересными. Подробнее
  • Новости ТЕРАПЕВТИКУМа >

    Архив-отчет прошедших мероприятий в Терапевтикуме Подробнее
  • 1